четверг, 6 августа 2015 г.

Притча о добрых делах


Артур О‘Шонесси Притча о добрых делах
(Вольный перевод с английского)


Девице из далёкого селенья,
должно быть, сильно помогло везенье.
Достался состоятельный супруг
и ввёл её в богатый высший круг,
где сам при короле – большой вельможа,
где золото и роскошь – нет дороже.
Муж щедро награждён, обласкан, горд,
и дома у него комфорт,
и между лордов принят он как лорд.
О бедняках он не имел заботы,
не подавал им, не впускал в ворота,
и гнать всех попрошаек дал приказ,
чтоб те не смели в следующий раз
просить поесть. Лишь странник издалёка,
не каждый год, шёл мимо одиноко
и проклинал хозяина-скупца
и слуг за проржавевшие сердца.
А вот жену не портило богатство.
Она ему сумела не поддаться.

Король послал – муж отбыл дальний в путь.
В дом странник попросился отдохнуть.
Он бедствовал в чащобах и в пустыне,
измученный, унылый, весь в рванине.
Нездешнюю одежду растрепал
среди колючих зарослей и скал.
Не то шёл к северу, не то обратно,
ей речь его была почти невнятна.
Но, видя боль в глазах его чудных,
она вдруг вспомнила своих родных,
оставленных в родном её селенье,
где все томились в вечном напряженье,
под жгучим солнцем, с грёзой о воде,
с утра весь день в мучительном труде,
пока светило на небе не гасло.

Пришельцу налили вина и масла.
Чтоб отдохнул усталый человек,
Он был оставлен ею на ночлег.
Её душа вспорхнула на свободу.
Казалось ей, она напилась мёду,
достав из улья. И рыдала в ночь
от радости, что – вот – смогла помочь
в чужой нужде. Когда ж, по возвращенье,
муж отчитал, не каялась в смущенье,
не устрашилась глупых передряг.

Минуло время, и другой бедняк,
голодный, слабый, подошёл к ограде,
прося помочь, хотя бы Бога ради,
учившего, чтоб нищий и богач
по-братски разделяли свой калач.
А слуги вон, взашей - спасай, мол, ноги -
погнали попрошайку по дороге.
Жена была до слёз огорчена,
Но мужу не перечила она.
Тотчас смекнула, что нужны припасы,
скорей пошла, купила хлеб и мяса.
А после рыскала и здесь и там,
бежала за голодным по пятам.
И сердце у неё в груди сжималось
от горечи, что сделала лишь малость
для помощи при горести такой,
а в дом вернулась тайно и с тоской.

В другой раз некто, выручавший брата,
просил помочь – дать денег без возврата.
Быть может, и придумал это он.
Сказал, что брата завлекли в притон.
И там он у разбойников - как пленник.
Живым его не выпустят без денег.
Но муж не дал на то и пятака.
Просил сыскать другого простака.
Жена же, вместо жёстких резолюций,
предпочитала лучше обмануться
и лучше простофилей быть стократ,
чем видеть, как страдает этот брат.
Она тишком и перстни, и кораллы,
и золото, что собственным считала, -
всё отдала, и стала веселей.
Какая ж благодарность пелась ей!

А дальше жизнь семьи пошла на диво.
У них родился мальчуган красивый,
и каждая заря была счастливой.
Живя в подобном счастьё день за днём,
Какое сердце не наполнится теплом ?
Не станет мягче ? Муж, хоть и не сразу,
спокойней стал выслушивать рассказы,
как страждет обездоленный народ.
А прежде презирал весь этот сброд.

Но умер муж, и роскоши не стало.
Ни денег от казны, ни капитала.
А тут и кредиторы – злая рать.
Имущество пришлось ей распродать.
С ничтожной суммой после потрясенья
она пошла в родное ей селенье.
И с ней ребёнок в странствие пошёл.
Им страшен был весь свет, а путь тяжёл.
Без помощи, брели они уныло.
Их денег ненадолго им хватило.
В пустыне села женщина без сил.
Какой её там ужас охватил !
Меж тем рыдал некормленный ребёнок,
а, чуть поспав, питья просил спросонок.
А мать могла лишь горестно вздохнуть
и уронила голову на грудь.
«Увы ! – себе сказала в знак протеста. –
Таким, как мы, на свете нету места.
Взять что-то у людей надежды нет,
раз не могу купить».
А ей в ответ
сказал какой-то голос торовато:
«Да ты сама не знаешь, как богата !».
Взглянув, она увидела троих
в сиянье, как у Ангелов святых,
стоявших на тропе, один с большою
узорной чашкою, другой с собою
нёс фрукты да изысканную снедь,
а третий предложил ей посмотреть
в большой кошель, где золото блистало
и, право, было там его немало.
Обрадована, ошеломлена
всем их очарованием, она
пред ними опустилась на колени,
готовая им кланяться без лени
и славить Бога, что на небеси.
Они ж – в ответ: «Моленья возноси,
но прежде всех себе скажи спасибо -
мы без тебя возникнуть не могли бы.
То чудо, чем твой дух сейчас согрет, -
наполовину твой же добрый свет.
Мы таковы, как ты нас сотворила.
Припомни нас. Вернись к тому, что было.
Твой яркий след сильнее всякой тьмы,
твои три добрых дела – это мы».

Она пошла, а спереди – те трое,
нашла свой дом и там жила в покое.

Комментариев нет:

Отправить комментарий